Где-то не здесь, Не в этом месте, не в этом времени, Искрится в воздухе пыли взвесь, И луна замерла у стремени….
Чем может развлечь себя приличная хозяйка после тяжёлого рабочего дня? Как, вы ещё не догадались?! А, вижу, вижу! По глазам. Правильно. Приготовлением ужина!
В моём случае, печально взирающий на меня полупустыми полками предмет кухонной мебели в виде родимого старичка-холодильника, не предлагая разносолов, всё же заставляет немного поэкспериментировать. После недолгих потуг нехитрый ужин всё же занял своё место на буфете. Нечего кипяток совать, куда не положено!
Ну так вот, среди всего стоит небольшая кастрюлька: я как-то в порыве радости купила литр молока. Осталось там на дне, даже не 500 мл, меньше, понятно, что никто не пьёт. Оно-таки не выдержало и скисло. Стою я такая, опираясь на дверцу с философским видом и взирая на свернувшееся нечто:" Быть или не быть - вот в чём вопрос!" - в своём решении порадовать любимого человека, решила, что быть. Если точнее, то быть оладьям. Собрала необходимое, и тут выясняется, что уксуса-то и нет, а без гашёной соды эта зараза даже не подумает подняться! Что делать?
"А, ну его к стриголлдвировой бабушке!" - решила я про себя. - "И так обойдусь!"
И взялась за дело. Завела тесто, жидкое, вбухала туда немеряно сахара, попробовала. Мало. Ещё добавила. Промучилась с ним минут так с пятнадцать. Вроде загустело. Осознала, что чугунная сковородка не пойдёт, полезла за другой. Чуть не уронила - она ж, собака, тяжеленная, по-хлеще своей сводной сестрёнки будет. Кое-как примостила на плите. И вот тут началось!
Как я и подозревала, это недоразумение, которому полагалось носить гордое имя "оладьев", оказалось по толщине а-ля блин, а размера... Ну да, типо оладьи. С сомнением покосившись на первую партию, я вдруг осознала себя уже жующей. Ну что ж, сносно. Плоские, аки доска, но сладкие, какими им и полагалось быть, и довольно-таки мягкие, совсем не резиновые не жёсткие. Выливать жалко, надо доделывать, раз взялась. Переодически откусывая от приготовленного по кусочку, уработала первую пятёрку. Вкусно!
Нет, я, конечно, в курсе, что жирное на ночь, да ещё выпечка - прямая взлётная к 120-120-120. Даже не взлётная, а, скорее, посадочная. Но не с моим укладом жизни!
Итак, тарелка с горкой "выкидышей оладьев" стоит, слегка дымясь на столе. В качестве платы: обожжённые пальцы, не весть откуда взявшийся порез, упавшая на ногу крышка и здоровущая такая гора посуды в раковине. Как обычно.
Надо бы сразу чайник поставить, чай заварить. Тянусь, понимаю по весу, что на половину полон. Следующая мысль приходит сама собой: хорошо бы слить кипячёнку. Сливаю. В результате, это занятие плавно перерастает в мытьё полов. Ну да, конечно! Я всегда мечтала превратить безобидное переливание воды в ночную уборку на кухне. Нет, там это давно пора сделать. А ещё хорошо бы помыть саму плиту, стены, раковину, оттереть холодильник... Так, стоп! Я так за капремонт возьмусь! Всё, вытерли лужу и забыли.
Вот так и развлекаемся!